Движение Михаила Ходорковского провело первую уличную акцию

Движение Михаила Ходорковского провело первую уличную акцию

Фото:
Кристина Кормилицына /
Коммерсантъ

  |  купить фото

В субботу оппозиционное движение «Открытая Россия» провело первую в своей истории всероссийскую протестную акцию: в 30 городах активисты вышли на митинги и пикеты против возможного четвертого президентского срока Владимира Путина. В Москве лидеры движения организовали подачу гражданами критических обращений в администрацию президента РФ — несогласованная акция прошла мирно. А вот в Санкт-Петербурге, Кемерово, Туле и Тамбове оппозиционные мероприятия завершились задержаниями.

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский в 2014 году перезапустил свой фонд «Открытая Россия», создав на его базе общественно-политическое СМИ. А в 2016 году учредил одноименное общественное движение — его участники объявили своей целью проведение конституционной, судебной, экономической и других реформ. Первый год оппозиционное движение не проводило уличных акций, в отличие, например, от Алексея Навального и его Фонда борьбы с коррупцией. Часть членов «Открытой России» выставляли свои кандидатуры на муниципальных и думских выборах, однако особого успеха не добились.

В конце марта — вскоре после антикоррупционных митингов, организованных Алексеем Навальным — Михаил Ходорковский объявил о намерении провести первую в истории движения массовую протестную акцию. И если Алексей Навальный избрал своей целью премьер-министра, то господин Ходорковский выступил против президента. Предполагалось, что в Москве оппозиционеры пройдут по Ильинскому скверу к приемной администрации президента РФ, куда передадут критические обращения. В других городах активисты должны были выйти на митинги и пикеты.

Власти практически сразу отреагировали на планы «Открытой России». Мэрия Москвы отказалась согласовать маршрут, которые предлагали организаторы акции, предложив взамен пройти по проспекту Академика Сахарова. Однако оппозиционеры настаивали, что акция непременно должна закончиться подачей обращений в приемную президенту, что на Проспекте Сахарова сделать невозможно. В итоге мероприятие объявили несогласованным.

За три дня до акции Генпрокуратура РФ признала «Открытую Россию» нежелательной организацией, поскольку ее деятельность «направлена на инспирирование протестных выступлений и дестабилизацию внутриполитической ситуации». По закону одно только сотрудничество с «нежелательной организацией» может повлечь за собой наказание вплоть до уголовного. Ближе к вечеру Генпрокуратура выпустила разъяснение о том, что «нежелательной организацией» признана зарегистрированная в Великобритании «Открытая Россия», а не российское движение. Однако на следующий день полиция провела многочасовой обыск в московском офисе движения: не допуская в здание адвокатов, полицейские изъяли технику и всю агитацию к акции «Надоел», включая стотысячный тираж листовок, которые предполагалось раздавать прохожим.

Организаторы московской акции назначили сбор на 13 часов. К назначенному времени у здания администрации президента на Старой площади стояли два десятка журналистов, которые снимали трех человек, украсивших одежду наклейками со слоганом «Надоел». Полицейские внимательно наблюдали, как активисты дают интервью. Внезапно у одного из стражей порядка зашипела рация:

— Угол, доложите обстановку.

— На углу количество увеличилось.

— Сколько у вас? Десятки, сотни?

— Человек пятьдесят,— польстил полицейский оппозиционерам.

— Высылаю вам в подкрепление двух бойцов,— произнес голос в рации. Через полминуты он включился снова,— И скажите им там, чтобы на проезжую часть не выходили!

Через дорогу, у памятника героям Плевны, было совсем пустынно. В тенечке расслаблено несли службу несколько полицейских, а возле часовни стоял мужчина в розовых шортах и с розой в руках. «Нашел время свидание назначать,— переживали полицейские.— Сейчас начнется зачистка, и что тогда? Будут с подругой друг друга по отделениям искать». Какая-то активность наблюдалась в другом конце сквера возле памятника Кириллу и Мефодию. Сторонники «Открытой России» подходили к прохожим и просили их «ответить на несколько вопросов об отношении к президенту Владимиру Путину». Рядом стояла эффектная блондинка в обтягивающей майке с портретом Владимира Путина — помощница лидера НОД, депутата Евгения Федорова Мария Катасонова. Окруженная телекамерами, она давала интервью — почему-то о перспективах Мари Ле Пен на выборах президента Франции. Ее речь заглушал полицейский с мегафоном – он напоминал собравшимся, что их акция незаконна, и советовал отправиться к приемной президента «по адресу Ильинка, 23». Кажется, даже голуби не обращали на него никакого внимания.

Около 14 часов на площади появились председатель «Открытой России» Александр Соловьев и координатор московского отделения Мария Баронова. Их сразу же взяли в плотное кольцо, но не полицейские, а десятки фотографов — и под защитой такого оцепления оппозиционеры дошли до здания приемной администрации президента. К этому времени на Ильинку пришли уже несколько сот человек. Полиция заранее перегородила тротуар металлическими решетками с табличками «Московские ярмарки» — это позволило разделить активистов на две растянувшиеся колонны. Здание администрации президента напоминало модный ночной клуб – люди терпеливо ожидали в очереди, а фейсконтроль в погонах пропускал их по пять человек. «А где Мария Катасонова? — торжествующе спрашивала Мария Баронова, дожидаясь своей очереди.— Она говорила, что никто не придет. Пусть посмотрит». Мария Катасонова стояла недалеко, но была слишком занята очередным интервью для очередного телеканала.

— Вот последняя наклейка, которая у нас осталась,— показала желтый листок Мария Баронова.— У нас изъяли сто тысяч наклеек-листовок, а эта уцелела только потому, что лежала у меня в сумочке. А наших волонтеров задерживали, как террористов.

— Изъяли даже леденцы с надписью «Дыши свободно», – со смехом добавил Александр Соловьев.

— Цель нашей акции — сообщить президенту, что в XXI веке просто неприлично столько удерживать власть,— продолжала госпожа Баронова.— Сообщить, что надоел навязанный им Собянин и программа депортации, которую назвали реновацией. Надоела вечная плитка и вечная стройка…

— Надоела нищета,— подсказала ей пожилая женщина.

— Надоела нищета,— легко согласилась Мария Баронова.— Надоело, что власть не слышит общество, что диалога нет с людьми.

Тут полиция пропустила, наконец, лидеров «Открытой России» в здание.

— У меня вот внучка 16 лет решила идти в полицию,— сообщила очереди та женщина, что упоминала про нищету.— Хочет с преступниками бороться. Я ей говорю – пройдет пара лет, и ты меня будешь на площади в автозак паковать. Так она чуть не плачет, говорит, нет, бабушка, я им все объясню, я их изнутри переделаю.

У полицейских, стоявших возле входа в здание, затрещала рация.

—Имейте в виду, тут присутствует советник президента по правам человека,— голос в рации сделала паузу и неуверенно продолжил,— И по культуре. Так что ведите себя культурнее.

Глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов действительно стоял неподалеку и терпеливо выслушивал женщину, жалующуюся на столичную программу реновации.

Председатель «Открытой России» Александр Соловьев вышел из приемной президента. «Нам запретили провести митинг, шествие, пикетирование – мы и не стали их проводить. Мы просто воспользовались своим законным правом письменно обратиться к органам власти,— объяснил он “Ъ”. — И пусть граждане пришли одновременно с письмами к президенту – это не нарушает закон. Поэтому их не за что задерживать».

— Как вы сами оцениваете успех акции? Ведь пришло не так много людей, как на акцию Алексея Навального 26 марта.

— У нас не было цели вывести больше людей или меньше — численность нам здесь не важна. Мы проводим эту акцию не от хорошей жизни — просто иначе не пробиться. Власть оторвалась от народа. Чтобы такого не происходило, человечество придумало эффективный механизм, который позволяет держать элиты в нормальном состоянии – это регулярная сменяемость власти. А у нас ее нет, уже 18 лет у власти одна группа людей, это какой-то брежневский период. Мы хотели показать людям, что потребовать от президента не идти на четвертый срок – это абсолютно нормально. Что у вас есть право на такое мнение, что вас никто не посадит не убьет. И мы считаем успехом, что власть сегодня никого не задержала в Москве. Хотя в регионах, как мы узнали, идут задержания.

— Запрет британской «Открытой России», обыски в московском офисе — вы их связываете именно с этой акцией?

— Я не собираюсь переоценивать наши силы – но очевидно, что они могли все это сделать еще год назад. Значит, они так нервно отреагировали именно на посыл нашей акции, хотели сорвать подготовку к ней.

— Возникает вопрос, почему Алексей Навальный фактически проигнорировал вашу акцию, не поддерживал ее так, как мог. Оппозиции снова не удается объединиться?

— Я не вижу в этом проблемы. Формат нашей акции – индивидуальные обращения граждан к президенту. Кому-то он может не понравиться, это их право, мы никого не виним. Кто хотел – присоединился, дело добровольное. У нас нет никакой обиды на Алексея Навального, более того, на конференции движения было принято заявление о поддержке его права быть официально зарегистрированным в качестве кандидата в президенты России. Но я понимаю, что вы клоните к проблеме объединения оппозиции. Я на посту председателя «Открытой России» собираюсь надоесть всем с этой темой. Я всегда старался помогать людям налаживать контакты, я люблю это делать, умею это делать – и я не перестану говорить о том, что оппозиции необходимо объединяться. Я буду стучаться в двери всех демократических сил, которые во главу угла ставят построение правового государства.

По данным ГУВД, оппозиционная акция в Москве собрала 250 человек, организаторы говорят о двух тысячах. Правительство Москвы подчеркнуло, что «на несанкционированной акции не зафиксировано нарушений порядка». «Что-то случилось в Москве. Полиция вежливо приглашает желающих подать обращение. Разум возобладал?» — прокомментировал в Twitter итоги акции Михаил Ходорковский, добавив «Важно, чтобы люди ощутили себя гражданами. Людьми, чье мнение для власти определяющее. Так постепенно и приучим к нормальной работе с людьми. Без особой конфронтации, но непреклонно».

Акция в Санкт-Петербурге была согласована, однако закончилась задержанием более 100 человек. Часть из них к вечеру была отпущена без составления протоколов. По данным портала ОВД-инфо, в Тамбове было задержано 23 человека, в Туле — 21, в Кемерово — 20 человек — там их вскоре отпустили из полиции из-за неправильно составленных протоколов. В Тюмени, Новокузнецке, Горно-Алтайске и Ижевске были задержаны организаторы акций.

Источник: kommersant.ru

Добавить комментарий