Главой Минэкономики стал заместитель министра финансов Максим Орешкин

Главой Минэкономики стал заместитель министра финансов Максим Орешкин

Сергей Лавров: США и НАТО сознательно повышают уровень напряженности в отношениях с Россией

05:55

МГУ занял третье место в рейтинге лучших университетов стран БРИКС

05:35

Музыкант Дидье Маруани подал на Филиппа Киркорова заявление о клевете

05:15

Число погибших в результате лесных пожаров в Теннесси возросло до семи

04:58

При взрыве бытового газа в Ростовской области погибли два человека

04:41

«Аэрофлот» отменяет более 40 рейсов 1 и 2 декабря

04:14

Сергей Рябков: МИД контактирует по Сирии с теми, кто будет влиять на курс США при Дональде Трампе

03:57

Минобороны РФ: три новые РЛС системы предупреждения о ракетном нападении заработают в 2017 году

03:41

Сергей Лавров: операция ВКС России в Сирии нанесла серьезный урон террористам

03:23

В МИД России назвали тревожными слова президента Турции о целях операции в Сирии

02:48

Магнус Карлсен сохранил титул чемпиона мира по шахматам

02:34

Виталий Смирнов: WADA высоко оценило проделанную Россией антидопинговую работу

02:18

Виталий Чуркин: концепция умеренной оппозиции в Сирии провалилась

01:59

Минобороны России сообщило о 38 нарушениях перемирия в Сирии за сутки

01:35

Карякин уступил Карлсену в третьей партии тай-брейка матча за звание чемпиона мира по шахматам

ещё

все новости

Подробно

Главой Минэкономики стал заместитель министра финансов Максим Орешкин

Фото:
Дмитрий Духанин /

Коммерсантъ

Министром экономики назначен замглавы Минфина Максим Орешкин. Экономические воззрения Минфина, где он курировал аналитический блок, и экономического ведомства будут совпадать — велика вероятность общей поддержки экономическим блоком правительства «фискальной девальвации» и роста роли налогового стимулирования в экономике. В остальном, очевидно, назначение обеспечит преемственность курса Минэкономики и перевод разработок Центра стратегических разработок Алексея Кудрина в 2017 году в практическую административную плоскость.

Преемником отстраненного от поста в ноябре министра экономики Алексея Улюкаева стал 34-летний заместитель министра финансов Максим Орешкин. Вчера на встрече с президентом Владимиром Путиным он сообщил, что видит своей основной задачей на ближайший год разработку мер по снятию структурных ограничений роста ВВП, не вдаваясь в подробности. На это президент охарактеризовал министра как «грамотного, опытного и зрелого специалиста» и пожелал удачи.

Еще за несколько часов до этого в кулуарах Белого дома обсуждались, по существу, два варианта будущего экономического ведомства: ускоренная интеграция «проектного офиса» и Минэкономики (что предполагало назначение на пост министра одного из кураторов этого института — Максима Акимова или Андрея Слепнева) или приход в ведомство человека из команды Минфина. Причины выбора вряд ли технические. За пределами подозрений, предъявленных Алексею Улюкаеву, и до сих пор не разрешенного конфликта вокруг приватизации «Роснефти» расхождения Минфина и Минэкономики в подходах к мерам по увеличению потенциала роста ВВП не были стилистическими. В дискуссиях о бюджете на 2017-2019 годы Алексей Улюкаев был умеренным, но уверенным сторонником отступлений от фискальной жесткости Минфина в пользу стандартных мер стимулирования экономического роста — госпрограмм поддержки малого бизнеса, инфраструктурных инвестиций и разных форм частно-государственного партнерства.

Последним конфликтом в правительстве в этой сфере был спор о бюджетном макропрогнозе Минэкономики: команда Алексея Улюкаева, не готовая учитывать ряд подходов Минфина, оказалась под административным давлением.

Впрочем, высокопоставленный источник в Белом доме, комментируя назначение Максима Орешкина, заявил «Ъ», что основной смысл происходящего — обеспечение преемственности курса Минэкономики и экономического блока Белого дома. На деле, видимо, речь идет даже более чем о преемственности, а именно — об окончательной консолидации позиции экономического и финансового ведомств в основных вопросах. Речь, разумеется, идет не о «неформальном» слиянии Минфина и Минэкономики, а о совпадающих позициях — по крайней мере, на старте. Максим Орешкин был одним из разработчиков концепции «фискальной девальвации» (снижения прямых налогов и повышения НДС) в Минфине, тогда как в Минэкономики традиционно без энтузиазма относились к мерам фискального стимулирования экономического роста. Кроме того, наиболее предсказуемые следствия назначения господина Орешкина министром — частичное перемещение центра разработки такого рода идей в Минэкономики и гармонизация структурных реформ в ведомстве с фискальной политикой, проектами «цифрового государства» и электронных госсервисов, развитием аналитики на основе big data ФНС и проектов казначейства, возвращение к реформам в ФТС.

Три главных вопроса о будущем курсе Минэкономики под руководством Максима Орешкина получат ответ только после определения новых внешних границ курса Минэкономики. По мнению большинства собеседников «Ъ» во властных структурах, новому министру в основном обеспечена лояльность нынешнего кадрового состава Минэкономики, волны отставок и назначений в нем не предполагается. В первую очередь многое зависит от совпадения или несовпадения позиций Минфина и Минэкономики с макроподходами Банка России — если они не разойдутся, экономический блок под кураторством первого вице-премьера Игоря Шувалова получит шанс быть полностью идеологически единым с ЦБ. Хотя при Алексее Улюкаеве разногласия с ЦБ были на практике локальными (как несогласие Минэкономики с решением ЦБ о заморозке ключевой ставки до конца года), в будущем они могли быть серьезнее: подходы Минфина и ЦБ совпадали чаще. Второй момент — будущие отношения Минэкономики с «проектным офисом» и в первую очередь с реформой контрольно-надзорной деятельности под руководством министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова. Минэкономики, на внешний взгляд, сложно вписывалось в этот большой проект.

Третий — интеграция разработки структурных реформ в Минэкономики с разрабатываемыми ЦСР и его руководителем Алексеем Кудриным президентскими инициативами на срок после 2018 года. Алексей Улюкаев и Минэкономики воспринимались в Белом доме и Кремле как самостоятельная величина с собственными особыми мнениями по ключевым вопросам, в частности, в дискуссиях с социальным блоком — например, о пенсионной реформе и реформах рынка труда. Если зимой—весной 2017 года после назначения Максима Орешкина программы ЦСР будут эффективно «расписываться» Минэкономики в законопроекты и программные документы, не воспринимаясь как конкурирующие с собственными идеями Минэкономики, это резко увеличит шансы на значимые структурные реформы. Одновременно определится и то, насколько деятельность ЦСР совместима с планами Минфина под руководством Антона Силуанова — хотя ведомство плотно взаимодействует с Алексеем Кудриным, совпадение их позиций по ключевым вопросом в будущем никому не гарантировано.

Проблемные моменты в будущем сближении Минфина и Минэкономики также есть. В первую очередь это вывод альтернативных воззрений на экономический курс за пределы экономического блока Белого дома, поляризация основных сил в правительстве уже в 2017 году и возможное сокращение внутриправительственной экономической полемики — единство подходов всегда усиливает вероятность системных ошибок.

Наконец, сложно ожидать от Максима Орешкина менее жесткой, чем у Алексея Улюкаева, позиции по приватизации «Роснефти» — она, напомним, должна пройти (или не состояться) в декабре 2016 года. Впрочем, назначение нового министра с большой вероятностью означает, что вопрос содержательно решен еще до подписания указа о новом главе Минэкономики.

Источник: kommersant.ru

Добавить комментарий